rus (rus) wrote,
rus
rus

Categories:

Криминальная элита

Главой российской Коза Ностра был Борис Березовский, который теперь, давая интервью итальянским журналистам, рядится в одежды политического беженца в Великобритании. Этот человек способен утром заказать убийство, а потом пойти ужинать с Джорджем Соросом, который собирается его спасать

(смотри отчет Сороса на странице 223 в моей книге «Мафия-предпринимательница» Пино Арлакки).
L’era Yeltsin Khodorkovsky ha provato a sfidare politicamente Putin: gli è andata male E la Russia non lo ama
Una plutocrazia che per sopravvivere doveva continuare a rubare E a corrompere


Березовский - математик, член-корреспондент Российской Академии Наук, а Ходорковский занимал важную руководящую роль в Комсомоле. Другие боссы все были персонажами, известными широкой публике, так как занимали места в парламенте, руководящие посты в промышленности, были мэрами, владельцами журналов и телевизионных национальных сетей.

Если бы российские криминальные олигархи не обладали таким высоким интеллектуальным уровнем, мы никогда не стали бы свидетелями грандиозного исторического обмана. Он стал возможным в результате альянса, заключенного «великолепной семеркой» в Давосе во время второго ежегодного Всемирного экономического форума. Цель союза заключалась в обеспечении поддержки Ельцина на выборах. Этот трюк позволил олигархам захватить почти половину всех богатств России. Грандиозный обман был назван «займы в обмен на акции» и действовал следующим образом.

В конце 1995 года российское правительство вместо того, чтобы попросить займы у Центрального банка, обратилась к банкам, которыми владели олигархи. В качестве гарантии за свои кредиты эти банки получили во временное хранение пакеты акций большинства самых больших российских предприятий. Через год, для того чтобы позволить банкам удержать акции, правительство приняло решение не возвращать долги. Таким образом, Березовский и его окружение, одолжив 110 миллионов долларов, оказались владельцами 51% акций «Сибнефти» стоимостью в 5 миллиардов долларов. Группа Менатеп во главе с Ходорковским заплатила 160 миллионов долларов, чтобы добиться контроля над нефтяной компанией «ЛУКОЙЛ» стоимостью в 6 миллиардов долларов. Банк другого друга друзей Потанина заплатил 250 миллионов долларов, чтобы завладеть российской горнометаллургической группой «Норильский никель», мировым лидером в производстве металлов, стоимость которого составляла около 2 миллиардов долларов.

Трюк «займы в обмен на акции» - это основной порок российского капитализма, который привел к укреплению мафиозной политической олигархии и к огромным бедствиям, которые Россия не переживала со времен фашистского нашествия в 1941 году. За несколько лет валовой национальный продукт уменьшился наполовину. Накопления населения превратились в прах из-за дикого обесценивания рубля. В девяностые годы за черту бедности перешло 40% населения по сравнению с 2% предыдущих лет. Средняя продолжительность жизни сократилась на 5 лет, так как вернулись уже побежденные болезни. В течение долгого периода государство не выплачивало пенсии и заработную плату, в то время как по стране гуляли банды преступников всех сортов.

Однако, плутократия, расцветшая при Ельцине, не представляла собой примитивный капитализм, который предшествует чистому капитализму. Это была система власти без будущего, которая для своего выживания должна была продолжать воровать и заниматься коррупцией. Ее ахиллесовой пятой являлось отсутствие настоящей законной защиты.

Вызов

Ходорковский попробовал бросить политический вызов Путину и проиграл. Россияне его не любят

Страх быть экспроприированными со стороны недружественного правительства, которое могло бы объявить приватизацию незаконной, а также опасения, что богатства нынешних олигархов могут быть отобраны новыми ворами имел два последствия. Он подтолкнул олигархов к вывозу своих капиталов за пределы России, которые были приняты с распростертыми руками швейцарскими, английскими и американскими банками, готовыми отмывать их добро (смотри скандал, разразившийся вокруг Bank of America и ему подобные). Но проблемы возникли в тот момент, когда российские мафиози, чтобы гарантировать свою безнаказанность, были вынуждены упрочить политический договор.

В 1999 году к власти пришел человек из секретных служб, угодный как Ельцину, так и самим олигархам. Они считали его одним из множества премьер-министров, которых можно сменять безболезненно по мере необходимости через каждые два месяца. Но у Владимира Путина была одна особенность. За его плечами стояли руководители КГБ, которые не входили в криминальный котел посткоммунистической России. Они были отброшены на обочину распадающегося государства, но все еще сохранили национальное чувство, глубоко свойственное российским гражданам.

Опираясь на них как на рычаг, а также на чувство глубокого коллективного негодования против Ельцина и мафиозных боссов, Путин быстро отмежевался от тех, кто его выдвинул. Уже через несколько месяцев после прихода к власти ему удалось поставить олигархов перед выбором: в обмен на обещание правительства не пересматривать результаты хищнической приватизации и позволение осуществлять финансовую власть они должны были отказаться от всякого вмешательства в политику. В противном случае Путин пообещал им тотальную войну с ренационализацией награбленных богатств, концом безнаказанности за многочисленные преступления (террористические акты, убийства, кражи, обманы, захват заложников, вымогательства, уклонение от налогов в изобилии).

Начались соответствующие контакты со службами, во главе которых я стоял при ООН. Мы только что выступили с инициативой конфискации незаконно присвоенных богатст, отмываемых в мировых финансовых центрах, в пользу правительств, которым был нанесен ущерб.

Предложение Путина пробило брешь в мафиозном фронте. Некоторые олигархи на него согласились. Другие его обсмеяли и совершили фатальную ошибку, недооценив хватку бывшего агента КГБ, ставшего к тому времени президентом. Чтобы избежать различных ордеров на арест, Березовский укрылся в Великобритании, откуда он финансирует антироссийскую подрывную деятельность с разрешения английских секретных служб. Ходорковский же решил бросить политический вызов Путину, финансируя враждебные ему партии, в надежде его опрокинуть.

Это у него не вышло. Ходорковский не пользуется никакой популярностью в России по причинам, которые мы уже объяснили, а его атаки не только не ослабили, а наоборот, укрепили влияние Путина.


Но Ходорковский - все еще очень богатый человек, его капитал хранится за рубежом. На эти деньги он может оплачивать знаменитых лоббистов и известные агентства по формированию общественного мнения, как это хорошо известно, некоторым моим малообеспеченным коллегам по Европарламенту, которые участвуют в кампаниях в защиту Ходорковского с пылом, достойным лучшего применения.

Пино Арлакки - депутат Европарламента, бывший заместитель генсека ООН

Оригинал публикации: L’elite criminale più vicina al clan degli amici di Yeltsin è quella di Cosa Nostra
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments